11Москва, 13 октября, Благовест-инфо. Русская и Грузинская Православные Церкви сегодня имеют уникальный шанс – сыграть решающую роль в примирении двух враждующих государств. В условиях, когда политический диалог России и Грузии разрушен, дипломатические каналы не работают, перспективу «снижения неприязни между народами» этих стран можно связывать только с единой православной верой. Таков был общий вывод дискуссии о будущем российско-грузинских отношений, организованной 9 октября студентами Московского государственного института международных отношений (МГИМО). Участники центра «Церковь и международные отношения» при МГИМО пригласили на дебаты экспертов – историков, этнографов, специалистов по истории кавказских народов. В полемической встрече принимало участие несколько десятков студентов и аспирантов, среди которых были представители грузинского и осетинского народов.

Может ли единая вера помочь в разрешении конфликта? Как общая история влияет на будущее региона? Свои ответы на эти вопросы, поставленные ведущим Виктором Аверковым, предложили в кратких выступлениях студенты МГИМО. Студент Зураб Шавлидзе рассмотрел как негативные, так и положительные аспекты общей церковной истории Грузии и России в тот период, когда, с присоединением Грузии к Российской империи, была ликвидирована «старшая» грузинская автокефалия. Он подчеркнул, что за долгие годы проживания рядом у русских и грузин накопился «огромный объем общих культурных и духовных ценностей», главная из которых—православная вера. Именно она сейчас является «чуть ли не единственной основой для договоренности двух народов». Главным условием успеха миротворческих усилий Церквей с обеих сторон выступавший считает независимость Церкви от «политических интриг», а также последовательность позиции Русской Православной Церкви (РПЦ), которая «не желает ссориться» с Грузинской Православной Церковью(ГПЦ), что подтверждается всеми последними решениями Синода РПЦ и обращениями Патриарха Алексия II. Говоря о восприятии ГПЦ в Южной Осетии и Абхазии, студент обратил внимание на укоренившееся в этих регионах мнение о «крайне националистической позиции Грузинского патриархата». Это убеждение основано на неверном переводе указа Католикоса-Патриарха Илии II от 1992 г., в котором предстоятель ГПЦ якобы «объявлял врагом грузинского народа убийцу любого грузина». З.Шавлидзе подчеркнул, что в оригинале текст имеет противоположный смысл: «Каждый грузин, совершивший убийство, объявляется врагом народа».

Аспирант МГИМО Вадим Сергиенко уверен, что о возрождении православия в России пока говорить рано: если бы Церковь в нашей стране реально играла «важную общественную роль», «пятидневную войну» на Кавказе можно было бы предотвратить. По его словам, настоящее возрождение православия необходимо начать с полного разрыва с национализмом, который «раздирает Тело Христово», используя христианство «как инструмент». Помня о своем «общем отечестве на небесах», все христианские народы должны поставить свою религиозную идентичность выше национальности.

Осетин Константин Демеев отметил, что большинство населения Южной Осетии относит себя к православию (90 %), в отличие от Северной Осетии, где большинство составляют мусульмане. Несмотря на это, население этих регионов осознает себя единым народом, т.к. «для осетина главное – что он осетин»; вероисповедные различия отходят на второй план.

Последняя тема получила продолжение в выступлениях экспертов. Для доктора исторических наук Ирины Бабич (Институт этнологии и антропологии РАН) вопрос о приоритете религиозной или этнической идентичности является принципиальным. «Если, например, мусульманским лидерам Кабардино-Балкарии удалось сделать так, что религиозная идентичность преобладает над этнической, значит, есть какие-то механизмы. Что делает христианское духовенство на Кавказе, чтобы добиться того же?» — поставила вопрос исследовательница. Ее коллега Любовь Соловьева, напротив, считает преобладание религиозной идентичности «опасной тенденцией», ведущей к разделению народов. «На первом месте должны быть общечеловеческие нормы», — уверена эксперт. Михаил Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, полагает, что корни нынешнего политического ожесточения кроются в сталинской национальной политике. Однако и православное духовенство, по его мнению, «не дорабатывает» на Кавказе: по его словам, ни РПЦ, ни ГПЦ «не проявили должной настойчивости, чтобы добиться взаимопонимания».

1Профессор МГИМО, руководитель Центра «Церковь и международные отношения» Андрей Зубов констатировал, что российско-грузинский конфликт – это «страшное фиаско народов, которые считают себя православными». По словам историка, есть «христианская задача» всей России на Кавказе и личная задача каждого христианина. Первая состоит в том, чтобы исходить из «основополагающего права каждого человека жить на своей земле, где жили его предки». Если беженцам с обеих сторон не будет гарантировано возвращение на свои земли, это станет «бомбой замедленного действия». Однако эксперт выразил сомнение в том, что нынешняя власть способна решить эту проблему. Позиция же верующих людей, независимо от их конфессиональной принадлежности, — «увидеть в другом брата, в другом—человека». Таким образом каждый может сделать личный шаг к общей стабильности, заключил профессор.

Подводя итоги дебатов, Виктор Аверков, активист центра «Церковь и международные отношения», подчеркнул, что в настоящий момент «колоссальная ответственность» ложится на два патриархата.Основным полем их сотрудничества может быть духовное попечение о народах Абхазии и Южной Осетии. «Сложившаяся ситуация со всей очевидностью показывает, что христианское свидетельство и духовные нужды народов выше, чем краткосрочные политические разделения», — завершил ведущий.