mywe1У каждого народа есть своя история, своя культура, свои ценности, свои герои, свои антигерои, свои враги. Это то, что составляет его национальную традицию и достояние, то, что негласно признается и принимается большинством общества как безусловное, и не нуждается, в его глазах, в каком бы то ни было пересмотре или переоценке. Но иногда оказывается, что не так-то просто отделить «мух» от «котлет» и определить какой-либо важный для народа субъект в ту или иную корзину. Как правило, такие дилеммы возникают в результате резкой смены ценностных установок или ориентиров и практически всегда связаны с переосмыслением истории. В какой-то момент каждый народ может с такой проблемой столкнуться. В конкретном случае речь идет о народе грузинском и проблеме «классификации» фигуры самого известного в мире грузина – Иосифа Виссарионовича Сталина.

В советские годы для абсолютного большинства грузин такого вопроса не стояло. Несмотря на разоблачение культа личности Сталина, его заслуги явно не преуменьшались в грузинском сознании. Однако времена меняются – меняются и взгляды. С падением советского режима стали известны многие, прежде скрывавшиеся факты и цифры, что повлекло за собой резкий «обвал сталинских рейтингов». Тем не менее, в кратчайшие сроки Сталин вновь начал набирать проценты поклонников. Вряд ли можно согласиться с тем, что в истории Грузии (тем более, в новейшей) есть подобные прецеденты возвращения некогда утерянного признания.

Несомненно, Сталин – не та личность, от которой можно «отмахнуться»: его влияние на умы грузин как было, так и остается слишком велико. Итак, предстоит поразмышлять и попробовать разобраться, с целым рядом вопросов. Что значит личность Сталина для Грузии? Как оценивается грузинами его исторический вклад? Расценивается ли он в Грузии в качестве национальной гордости, либо его имя представляет «обузу» для страны? Каково его влияние на современность и формирование грузинского самосознания?

По справедливости, говоря об отношении грузин к Сталину, следует «расчленить» страну на две части: Гори, место, где в 1878 году родился маленький Сосо Джугашвили, и остальную часть Грузии, с которой, как правило, и связывают имя одной из самых неоднозначных личностей в российской и грузинской истории – Иосифа Сталина. Такое «сталинско-территориальное» деление Грузии крайне принципиально. Ведь Гори – родина Сталина, там и отношение к нему особенное, можно сказать – фанатичное. И с этим ничего не поделаешь: Сталин здесь уже давно стал «брендом», благодаря которому и существуют многие жители города. Ведь у подавляющего большинства, Сталин – первое, с чем ассоциируется Гори. Дом-музей Сталина приносит самые большие доходы в городе. Здесь ходят по тропам, где в детстве ходил Сосо, сидят за его столом, любуются его любимыми пейзажами, осматривают его персональный железнодорожный вагон. Тосты за Сталина, наравне с традиционными грузинскими тостами – за святых, детей, Родину – являются здесь неотъемлемой частью любого застолья. А за Сталина, как известно, пьют стоя. Для беспрекословного соблюдения этого обычая, один из горийцев пошел на радикальные меры: того, кто во время тоста не встанет со своего стула, ударит разряд электричества…

В Гори Сталина знают исключительно с положительной стороны: он – идеал, которому нужно подражать, и о трактовке его роли в истории не может быть и речи. Да и семьянин он был отличный: даже прислал венок на похороны глубоко любимой матери. К Сталину идут искать справедливость, утешение, поддержку. Создается впечатление, что в людях все еще живет сталинская религия. Они готовы добровольно поклоняться ему, совместно собираться вокруг его восковых фигур, чтобы вспоминать и оплакивать «отца народов». Только уж больно отдает от такого идолопоклонства смрадом какой-то первобытности и примитивности, как-то не стыкуется все это с истинной грузинской самобытностью и мировоззрением, с ее христианской культурой и традициями. Но тут встает другой вопрос: можно ли винить за это людей? Как ни крути, но действительность такова, что Сталин – единственный известный во всем мире грузин и эйфория от этого факта все еще не прошла. И, скорее всего, пройдет не скоро.

mywe2В течение многих сотен лет Грузия была «лакомым куском» для иноземцев, ее история связана с постоянными войнами за выживание. Это нанесло сокрушительный удар по древней грузинской государственности, раздробило страну, лишив на долгие годы грузинский народ появления единого суверенного государства. В 1991 году под антироссийскими знаменами к власти пришел Звиад Гамсахурдиа. Пружина, сжатая веками, выпрямилась. Грузия обрела независимость, естественным проявлением которой стало появление грузинского национализма. Но в Грузии, как было уже сказано, была практически уничтожена государственность, и ее нужно было восстанавливать. Страна оказалась один на один с суверенитетом, к которому фактически не была готова. Разгорелись конфликты на этнической почве, в упадок пришла экономика страны. Как бы печально это не звучало, но именно национализм стал первой ступенью в восстановлении единого, практически утраченного национального самосознания. И идеальной опорой национализму послужила личность грузина-Сталина, которая выполняет ложные функции гаранта «истинного» величия грузинского народа. Более того, такая «валюта» является абсолютно «конвертируемой», ведь Сталина знают далеко за пределами Грузии. Скажем, грузинская культура не может похвастаться тем же (конечно, не потому что бедна, но потому что в силу своей самобытности малоизвестна в широких кругах), и с этим ничего не поделаешь. Сталин уникален, это и прельщает, одурманивает, пускает пыль в глаза.

Однако, по результатам проведенного в Грузии опроса, по реальной значимости в истории Грузии Сталина ставят лишь на третье место после Давида Строителя и царицы Тамары. Здесь следует ответить на следующий вопрос: к чьей истории, российской или грузинской, он принадлежит больше? Конечно, в сталинское время история у нас у всех была одна (формально – советская), но, тем не менее, есть ли необходимость отрицать, что в большей мере это была история Российской Империи, и Иосиф Сталин был ее последним императором. Никто (кроме, вероятнее всего, основателя Империи, Петра I) не относился так сладострастно к размерам ее карты. Бытует мнение, что Сталин даже пытался откреститься от своей принадлежности к Грузии (среди репрессированных в процентном соотношении больше всех было грузин), его нередко называют «великорусским шовинистом». Более того, сохранилась одна интересная история, согласно которой дочь Сталина, Светлана, однажды спросила своего старшего брата Василия: «А правда, что наш папа в детстве был грузином?» Однако, по свидетельствам людей из его окружения, все эти разговоры не имеют никаких оснований: Сталин всегда особенно интересовался ситуацией в Грузинской ССР, сохранял грузинские привычки, тут стоит всего лишь вспомнить, что в грузинском окружении он говорил исключительно по-грузински. Но, все же, являясь главой крупнейшего государства, где титульной являлась русская национальность, он имел не только обязанность, но и желание «быть русским». И это было одним из тех достоинств, за которые Сталина уважают и в Грузии, и в России.

Но не стоит думать, что отношение грузин к Сталину сугубо однобокое. Как уже было сказано, в «отличной от Гори» Грузии дела обстоят совершенно иначе. Там далеко не все гордятся тем, что принадлежат к той же национальности, к которой принадлежал Иосиф Виссарионович. Напротив, людям неприятно осознавать то, что человек, загубивший миллионы жизней, выстроивший систему тотального надзора, не гнушавшийся ничем для достижения политических целей, отрекшийся от Бога, в конце концов, родился на их земле. Защитной реакцией на этническую принадлежность тирана для них нередко выступает популяризация факта его осетинского происхождения. Тем не менее, в такой ситуации истинные генеалогические корни вовсе не важны: хоть сам Сталин и записал себя в паспорте осетином, это не имеет принципиального значения в определении его принадлежности к нации (не к национальности, а именно к нации). И людям приходится с этим мириться: Сталин был грузином. В Грузии (более того, именно в Гори) есть общество, которое своей целью ставит изучение всех как приятных, так и печальных аспектов жизни вождя. Оно так и называется: «Сталин». И состоит оно, между прочим, отнюдь не из фанатично настроенных дедушек-бабушек, заставших сталинские времена, а из профессоров и докторов наук, которые регулярно выпускают книги и статьи, касающиеся жизни Иосифа Сталина. Значит, как ни крути, Сталин продолжает интересовать жителей Гори (хотя и весьма некоторых) не только в качестве «самого известного грузина» (который к тому же приносит еще и коммерческую выгоду), не только как объект безропотного преклонения, но и как реальная историческая личность, просто человек, уроженец их города.

mywe3Весьма интересно, что в 2006 году, когда в грузинском парламенте был поднят вопрос о возможности перезахоронения останков Сталина на родину, в Гори, незамедлительная реакция на это предложение последовала как из Грузии, так и из России. Появились и противники, и сторонники перезахоронения. Одни аргументировали его необходимость тем, что человеку, сотворившему столько бед и пролившему столько крови не место на Красной площади, другие – тем, что перезахоронение откроет для Грузии новый туристический маршрут. Противники же возвращения праха Сталина на родину считали, что он должен быть похоронен там, где жил и работал. Особенно важно мнение потомка Сталина, Евгения Джугашвили. Он категорически против перезахоронения, так как, по его мнению, Сталин был руководителем Советского Союза и никогда не был политическим деятелем Грузии. Несмотря на все дискуссии, вопрос о перезахоронении так и не перерос ни во что большее из-за отсутствия плана переустройства Красной площади и из-за трудностей в российско-грузинских взаимоотношениях.

Бесспорно, намного большее влияние на грузинское общество Сталин начал оказывать после смерти. Первый удар по грузинскому населению «наследие Иосифа Виссарионовича» нанесло в 1956 году. Пришедший к власти в СССР Никита Хрущев развернул антисталинскую кампанию, которая постепенно переросла в кампанию антигрузинскую. В речах Хрущева, помимо критики Сталина и его режима, делался откровенный акцент на его грузинское происхождение. Это серьезно повлияло на отношение населения СССР к грузинской национальности и спровоцировало многодневные митинги, начавшиеся в Тбилиси и Гори 6 марта 1956 года по случаю годовщины смерти вождя и переросшие в акцию протеста против подобных выступлений властей. Участниками этих волнений стала молодежь, считавшая, что заслуги Сталина перед страной несправедливо занижаются. 9 марта против митингующих в Тбилиси была применена сила, около 150 человек погибли. По свидетельствам участников тех трагических событий на проспекте Руставели (они и по сей день, каждый год 9 марта собираются вместе, чтобы почтить память погибших) далеко не все, принявшие участие в митинге были настроены на защиту Сталина. Большая часть митингующих лишь требовала не приплетать ко всем его злодеяниям грузинское происхождение, ведь в годы репрессий в Грузии жизнь была тоже далеко не мед. Вышло, что в конкретной ситуации, протест против антигрузинской кампании властей усилил ощущение «единой национальной принадлежности» со Сталиными, приняв политический оттенок, и «воевать» с Хрущевым стали не только за Родину, но и за Сталина.

Второй «удар из гроба» по Грузии Сталин нанес в конце 80-х. Как мы знаем, Сталин совместно с Лаврентием Берия были разработчиками оригинальной модели построения государства, в основе которой лежала система вассального подчинения. Это вылилось в более чем 15-летние, так и не завершившиеся грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты. Такое этническое противостояние лежит в абсолютно разных плоскостях с исконным как грузинским, так и абхазским и осетинским менталитетом. Посеянные Сталиным семена, произросли в то, плоды чего мы пожинаем сегодня: четыре наиболее близких друг другу народа (русские, грузины, абхазы, осетины), чье общее мировосприятие всегда было основано на православной традиции, которые никогда даже помыслить не могли о возможности какого-либо столкновения, внезапно оказались втянутыми в такую абсолютно ужасную, неестественную для себя ситуацию. Вслед за разложением выстроенной Сталиным системы, едва вновь не рассыпалась на мелкие кусочки Грузия.

Но это все дела и ошибки дней минувших, хотя и решать приходится их нам. Гораздо важнее разобраться в том, что же все-таки Сталин значит для грузинского общества сегодня. Так вот, Сталин сегодня – это не историческая личность. О нем почти никто ничего не знает точно. Да и знать нет никакой необходимости. Потому что Сталин сегодня – это миф. Здесь невольно на ум приходит еще одна очень уместная полулегенда из его жизни, в которой Сталин, общаясь с сыном Василием, объяснял ему, что тот не Сталин, и отец его, Иосиф, тоже не Сталин. «Вот он, Сталин», – сказал «вождь народов», указывая на портрет, висящий на стене. Сталин и сегодня тоже портрет. Он воспринимается как некое воплощение сильной, жесткой руки, руки «царя-батюшки», которая всегда поможет слабым и угнетенным. Причем воспринимается он так многими как в Грузии, так и в России. То непростое и непонятное для многих положение, в котором наши народы оказались сегодня, делает, казалось бы, естественной нужду в Сталине. Конечно не в реальном Сталине, который проводил репрессии и выселял народы, но в легендарном, мифическом «герое-Сталине», который «жил и трудился» ради своей страны и своего народа, оставив после себя лишь шесть кителей, четыре шинели и пять трубок и ничего больше…

mywe4Насколько бы дико ни звучало, но приходишь к мысли, что этот миф о Сталине будет жить по крайней мере до того момента, пока общество не утолит жажду в новом лидере, «отце народа». Разница между Россией и Грузией лишь в том, что российское общество уже почти обрело портрет, который готово «повесить на стену» вместо сталинского. В то время как в Грузии многие живут памятью о Сталине, как о лучшем, к чему нужно стремиться, ведь ни один грузинский лидер пока не оправдал возложенных на него народом ожиданий. Сразу после того как это случится, портрет Сталина неминуемо будет снят со стены народного сознания и отправится на пыльные полки архивов. Тогда личность Сталина действительно станет лишь исторической. А пока на Сталина смотрят однобоко: он, как правило, воспринимается населением Грузии все же отдельно от сопутствующей ему политической атмосферы. Коммунистическая партия, например, чьим символом считается Иосиф Сталин, сегодня крайне не популярна в Грузии. От коммунизма отказались раз и навсегда, но от Сталина отказаться не получилось. Он все еще нужен. И если спросить у «нуждающихся»: «А как же репрессии?», они ответят примерно следующее: «Они были необходимы, иначе мы бы не жили мирно и спокойно в Советском Союзе». На этом месте все комментарии заканчиваются, дальше каждый решает для себя сам: кто в каком государстве жил, и кто чем готов ради такого строя жертвовать. Сталину готовы простить все, ведь неясно (просто не было таких примеров, по крайней мере, из ныне живущих их не помнит никто), можно ли оправдать народные надежды на справедливость, процветание и благополучие без его методов. Но «героя-Сталина» можно рано или поздно дождаться, и он навряд ли «выкристаллизует» из своего прототипа лишь те качества, которые так хочет в нем видеть народ, тогда мало не покажется никому. В этом опасность и угроза мифа Сталина, как бомбы замедленного действия: третий удар Сталина «с того света» может оказаться роковым…